Как я оказался в Израиле и перестал учиться

Я не то чтобы хотел жить в Израиле. Я не хотел оставаться в России. В последние годы после смерти отца нас мало что там удерживало. А в Израиле у мамы большое количество друзей, и я чувствовал, что она будет здесь гораздо счастливее. Поскольку я тогда был еще не очень взрослым человеком и ориентировался в основном на маму — особенно в эмоциональном смысле — я понял, что если она будет счастлива, то счастлив буду и я. Конечно, было жаль расставаться с друзьями. Мне было немного обидно, что они разъедутся на год позже — после окончания школы. Но в конечном итоге они все тоже уехали — кто-то в Питер, кто-то в Америку. Поступили в прекрасные университеты. Так что расставание было неизбежно.
В Москве я учился в гимназии 1514, которая славится устоявшимися многолетними образовательными традициями, здесь учусь в школе «Шевах Мофет» в Тель-Авиве.

Сравнивать российскую и израильскую школы очень сложно. Меня удивило, что здесь дети почти ничего не делают. Например, моего московского образования хватило на то, чтобы в первые полтора года учебы я мог учиться, не особо напрягаясь, выезжая на знаниях, полученных в московской гимназии. Но это меня совершенно не радовало. Я-то надеялся, что не потеряю интенсивности обучения. Но этого не произошло. Это, правда, исключительно моя история. Для тех, кто учился в обычной российской школе, пять ехидот в израильской школе по математике, наверное, потянуть сложно. А вот с английским у здешних школьников все очень хорошо — дети смотрят фильмы на английском языке с субтитрами на иврите, так что язык знают практически все. По литературе они проходят пять книжек за год и потом пишут по ним сочинения. Даже самый ленивый ученик рано или поздно эти пять произведений прочтет и хоть что-то напишет. Нет ничего, ради чего мне приходилось ночами не спать, учить, чтоб получить хотя бы тройку. В нашей московской школе считалось, что дети очень сообразительны и могут все понять с первого раза. Поэтому мы продвигались очень быстро. Ту же «Войну и мир» Толстого мы разбирали всего два месяца и очень внимательно при этом ее прочли. Здесь по гуманитарным предметам я учусь в классе для олимов. И продвигаемся мы очень медленно, поскольку базовый уровень у всех учеников разный. Но, повторяю, это мое субъективное мнение. За год жизни в Израиле я выучил иврит лучше, чем остальные ученики, за исключением только двух человек. Тут, правда, надо оговориться. Я учусь в двух классах — олимовском, в котором я учу гуманитарные предметы, и обычный класс с ивритоязычными учениками, где я учу профильные предметы. Конечно, мой профильный класс гораздо выше по уровню. Они очень хорошо учатся, у них есть цель в жизни, и они очень похожи на ребят, с которыми я учился в гимназии в Москве.

Почему в Израиле не любят «Трех мушкетеров»

Учиться в школе мне осталось меньше полугода. Сейчас мне нужно сдать экзамены, попасть в армию в хорошие войска, есть идея стартапа, которую я хочу реализовать. И поступить в университет, конечно. Я бы хотел попасть на факультет прикладной математики и информатики. И сейчас очень важно, как я сдам экзамены. А экзаменов здесь приходится сдавать много. Чтобы поступить в университет, нужно набрать высокий балл по багрутам и психометрии. Потом они суммируются. Хоть это и совершенно разные тесты с разной подготовкой. Тут те, кто только приехали, часто путаются. Так что попробую объяснить, поскольку прямо сейчас сдаю их все.

Багрут — это линейка экзаменов по всем предметам, которые человек изучает в течение всего обучения в школе. Есть экзамены по математике, по литературе, по гражданству, по ивриту. Некоторые из них нужно сдавать несколько раз, другие только один раз. То есть багрут похож на ГИА и ЕГЭ в России. Но там ты сдаешь два экзамена по основным предметам и два на выбор. А здесь нужно сдавать экзамены по каждому предмету. И на самом деле мне это нравится больше, потому что не остается возможности забить на определенные предметы и вообще их не учить.

Вообще если бы израильская система образования и преподавания не была бы настолько ограничена в рамках конкретного предмета, то образование израильских школьников было бы намного шире, чем у российских. Но в израильской школе история, например, преподается очень-очень узко. То есть исключительно израильская история, а если и изучают какие-то события мировой истории, то только для того, чтобы связать их с израильской. Например, у меня есть друг, который родился в Израиле в русской семье. Он, естественно, прекрасно знает иврит, но ничуть не хуже знает русский. И вот он прочитал «Трех мушкетеров» Дюма сначала на иврите. И ему совершенно не понравилось. После этого отец посоветовал ему прочитать то же самое в русском переводе. И он был в полнейшем восторге. А дело в том, что в переводе на иврит все исторические детали были опущены или завуалированы, чтобы подогнать их под те знания, которые есть у человека, окончившего израильскую школу. Вот поэтому я и говорю, что в конечном итоге если бы израильское образование было немного шире, то общее образование у израильских детей было бы намного лучше, чем в России. Они сдают экзамены по каждому предмету. И каждый предмет в той или иной степени нужно знать.

Вернемся к багрутам. У каждого экзамена есть свой коэффициент — так называемые «ехидот». Все эти ехидот добавляют баллы к итоговой оценке. И потом эту итоговую оценку по сложной формуле прибавляют к оценке за психометрию. А вот психометрия это уже совершенно другой экзамен.

Психометрия. Школа не поможет

В психометрии три раздела — английский, словесное мышление (на любом языке, на котором ты сдаешь психометрию) и математика. Причем математика там на уровне много ниже, чем, допустим, я изучаю сейчас. Это базовая математика, там нет ни логарифмов, ни интегралов. Там задачи, которые может понять даже ученик восьмого класса. Просто они построены так, чтобы сдающий для решения пользовался не только знанием формул, но и умел применить логику, показал свой уровень мышления. А вот знания английского для психометрии нужны гораздо более серьезные, чем для сдачи багрута. Что касается словесного мышления — не знаю, как в тесте на иврите — на русском нужно уметь анализировать большое количество прочитанного. Разумеется, ни в России, ни здесь нас этому не учили. Есть задачи на логику, где исключительно твое внутреннее мышление помогает найти правильный ответ. Есть понимание текста, дополнение предложений, аналогии. То есть все эти задачи не имеют ничего общего со школьной программой. Они направлены исключительно на определение интеллектуального потенциала человека и умения его мыслить логически.

Так что к психометрии приходится готовиться едва ли не серьезнее, чем к багруту. В сущности, неважно, когда ты закончил школу и как хорошо знаешь математику и английский. Ты все равно не готов сдать психометрию без особой подготовки. Ты не знаешь и не понимаешь особенностей теста, формата задач, не понимаешь, как вести себя на экзамене, чтобы правильно распределить силы. А если после школы ты еще и три года в армии провел, то, конечно, вообще все забыл давно. Я, конечно, не успел еще забыть, но когда открыл книги по психометрии, понял, что готовиться придется всерьез. И что сам я вряд ли справлюсь — мне нужна система. Выбрали курсы ОК Психометрия. Там за меня взялись всерьез.

Еще до начала курса приходилось заниматься как минимум час в день по учебникам, которые нужно было прорешать до начала занятий – три или четыре большие книги по математике, русскому и английскому, чтобы освежить подзабытые знания. Уже тогда моя книжная полка жалостливо скрипнула от тяжести. Но какой же страшный звук она издала, когда я положил на нее книги, полученные в первый день обучения в самом центре. Восемь книг по всем предметам, которые включены в экзамен по психометрии.
Если в начале курсов я писал симуляцию психометрии приблизительно на 650 баллов, то к концу уже почти на 720.

И что дальше…

Через десять дней я получу результаты психометрии. Конечно, хотелось бы набрать 750, но если быть реалистичным, то скорее всего будет где-то в районе 720. В таком случае мне можно будет меньше волноваться о результатах багрутов, поскольку недостающие баллы в школе перекроют лишние баллы за психометрию (у каждого университета есть своя мудренная формула расчета проходной оценки). Если у меня будет меньше 720, но больше 700, то мне нужно будет сдавать все оставшиеся багруты не меньше, чем на 95 баллов. И тогда я тоже прохожу на интересующий меня факультет. Если же у меня будет меньше 700 — и это будет большой удар по самооценке — то поступить в этом году я уже не успею. Впрочем, и это не катастрофа. Уйду в армию и буду сдавать психометрию еще раз либо во время службы, либо после нее.