Дима Зицер: Мы любовью называем наше раздражение и крик

Дима Зицер часто говорит о любви. Это многих раздражает, потому что вроде бы надо о воспитании, раз уж называешься педагогом, а он о любви. Спросишь Диму Зицера про истерики трехлетки — говорит, любите! Спросишь про подростковый бунт и депрессии — тоже любите! Дима считает, что есть только один тип дискриминации, с которым в мире пока даже не начинали бороться, — с дискриминацией по возрасту, с дискриминацией детей, с унижением и обидами, которые им наносят взрослые просто потому, что они их родители, учителя, педагоги, мимо проходили. На лекциях Димы Зицера в Великобритании, Германии, в России и в Израиле собираются сотни людей. Накануне очередного выступления Димы в Тель-Авиве (25 марта) и в Хайфе (27 марта) мы поговорили о том, почему последняя книжка и лекции Димы называются «О бессмысленности воспитания подростков», почему вообще воспитание — занятие бессмысленное.

– Дима, вы педагог, консультируете по всему миру, при этом пишете книги с провокационными заголовками и лекции в Израиле назвали так же: «О бессмысленности воспитания подростков». Складывается впечатление некоей провокации. Хотя все равно все ваши встречи и лекции про воспитание.

– Да нет никакого воспитания!

– Тогда что мы делаем с детьми?

– Я не знаю, кто что делает со своими детьми. Мне кажется, что близких людей правильно любить. Дальше каждый трактует это слово по-своему.

– Но «любить ребенка» для многих означает приучать к правилам для его же, ребенка, блага.

– Неверно. Любить всегда означает делать жизнь близкого человека более приятной, человеческой, комфортной. И делать так, чтобы ты сам от этого получал удовольствие. И мы все в теории с этим согласны, правда? Другой вопрос, как это реализовать на практике? Как его любить в тот момент, когда он приходит и заваливается на кровать в грязных ботинках? Мы называем в этот момент наш крик, наше напряжение или раздражение любовью, но это от безвыходности.

– Бессилие?

– Скорее неумение что-то сделать с собой, непонимание, какие отношения нас связывают. Об этом я и говорю на своих встречах: как? как это работает? И как сделать так, чтобы начало работать иначе? А то, что вы называете приучением к правилам, это про другое: кто-то назовет это социализацией, кто-то передачей опыта, кто-то насилием, но никакого прямого отношения к любви это не имеет. Мы и собаку приучаем к определенным правилам, и подчиненных приучаем, и полиция нас приучает к определенным правилам. Однако это все не называется любовью.

– А как совместить любовь с приучением к правилам?

– В большинстве случаев детей не надо приучать ни к каким правилам. Ну, к каким правилам вы хотите приучать ребенка? Не гадить в углу? Если взрослые не гадят в углу, дети тоже не станут. Если у нас в семье принята определенная семейная культура, то с очень высокой долей вероятности эта культура будет перениматься и нашим ребенком.

– А влияние садика, школы и плохой компании?

– В плохую компанию в основном загоняем их мы сами. Плохая в кавычках и без кавычек компания появляется чаще всего потому, что «А с кем мне еще разговаривать?» Когда я прихожу домой, и дома тоже начинается выжженная земля? Как я должен поступать? Я иду к тому, с кем я могу поговорить, с кем мне относительно спокойно. Что касается плохого влияния садика и школы, разные бывают садики и школы, но они не являются ни абсолютным злом, ни злом вообще. Конечно, нужно выбирать, куда вы отправляете ребенка. Но при этом надо понимать, что до определенного возраста человек является носителем своей семейной культуры – уж до 7 лет гарантированно. И в этом смысле если это культура принимающая, комфортная, понятная, не насилующая, то человек будет носителем именно этой культуры.

Мы все, когда вырастаем, вдруг вспоминаем мамину кухню, мамин салат, порядок в доме. Неведомо откуда у нас во взрослом возрасте вылезают модели, которые мы сами себе обещали никогда не использовать в отношениях со своими детьми. Обязательно вылезают, если мы не остановим это сознательно.

– Ваш подход к детям – это продолжение того, как относились к вам родители, или это борьба с этими самыми моделями?

– Мы же люди все, а наша человечность проявляется в том, что мы ошибаемся, в том, что мы можем злиться, в том, что мы можем повторять ошибки прошлых поколений. Мы можем меняться – что самое главное! Если бы я на лекциях говорил: надо взять себя в руки, стиснуть зубы и ни в коем случае не поступать так, как поступали с вами, это прозвучало бы сильно, но нереально. Это либо приведет к неврозу (терпел-терпел, пока не лопнул), либо я буду бесконечно себя обманывать. Мне кажется, что нужно поступать в соответствии с пониманием собственной человечности: ок, я такой, так что мне делать со мной таким? Как мне с этим взаимодействовать? Я никуда не дену свое детство, свой опыт. Но вот понять это и научиться с этим жить – это довольно круто. А вот как, поговорим на лекциях.

Лекции Димы Зицера «О бессмысленности воспитания подростков» пройдут
25 марта в Тель-Авиве
27 марта в Хайфе
Справки и билеты по телефону *3221 или на сайте кассы БРАВО https://kassa.bravo.org.il/announce/62836

Подробности — на странице мероприятия в Фейсбук https://www.facebook.com/events/218296449030086/

Алина Ребель

Я журналист. И писала всегда про разное: про медиабизнес, про телевидение, про кино и про книги. Но потом написала две книги про евреев. И с тех пор про евреев мне писать как-то роднее всего. Замужем, у меня растет сын - первый в нашем роду настоящий сабр (коренной израильтянин).