Израиль упускает время Трампа

Сообщение, опубликованное газетой The New York Times, согласно которому в 2019 году посольство CША все же будет перенесено в Иерусалим, стало наиболее символичным завершением первого года каденции президента США Дональда Трампа во всем, что касается Ближнего Востока вообще и Израиля в частности. Глава американской администрации не спеша, но неуклонно меняет вектор американской политики в регионе. Позиция администрации Вашингтона не просто кардинально отличается от той, которую проводил Обама, но и полностью соответствует чаяниям израильского руководства. Просыпаясь утром и получая сводки о заявлениях американского руководства о событиях в нашем регионе, премьер-министр Биньямин Нетаниягу хочет лишь одного: чтобы ничего не менялось.

Но у этой медали есть оборотная сторона, и она вызывает тревогу. Опьянение от победы Дональда Трампа, основой политической силы которого являются в числе прочих евангелисты, фанатично поддерживающие Израиль из своих религиозных идеологических мотивов, может обернуться тяжелым похмельем не только для Биньямина Нетаниягу, но и для всего национального лагеря в Израиле, да и для всей страны.

Говорят, что несделанное президентом США в первый год каденции с трудом может быть сделано во второй год, едва ли в третий и нет никаких шансов, что будет сделано в четвертый. Нетаниягу отлично знаком с американской политической культурой и хорошо понимает, что треть эффективного срока каденции Трампа уже позади. Прошел год, и ничего не изменилось.

На протяжении пяти десятилетий концептуальная дискуссия между так называемыми левыми и так называемыми правыми заключалась в том, что первые требовали разделить Эрец Исраэль, создав на «не нашей» ее части палестинское государство. Правые ограничивались тем, что объясняли насколько это опасно и нереализуемо. В результате такой дискуссии 80% израильтян пришли к убеждению о том, что палестинское государство – это единственный способ разрешения конфликта, и те же 80% убеждены в том, что такое решение недостижимо. Мировое общественное мнение восприняло лишь первую половину этой формулы, отказываясь признать не реализуемость нового передела Святой земли. В этом отношении Трамп является счастливым для Израиля исключением: он готов слушать и обсуждать иные модели и концепции. Проблема состоит в том, что Израиль этих моделей и концепций не предлагает. В 2010 году, когда Биньямин Нетаниягу еще общался с прессой не только в предвыборный период, я спросил его, есть ли у него концепция разрешения израильско-палестинского конфликта. «Есть», — ответил Нетаниягу и долго (и убедительно) говорил о концепции экономического мира, то есть мира, который возникает на основе экономического развития палестинской автономии и общности интересов с Израилем, а также о модели «государство минус», то есть чуть больше, чем автономия, но чуть меньше, чем государство. С тех пор воззрения премьера не потерпели существенных изменений (оставим бар-иланскую речь в стороне, когда тебя насилуют, скажешь и не такое). При всем несовершенстве модели «государство минус» она, безусловно, может явить собой альтернативу катастрофе, которую несет перспектива безанестезийной хирургии, разрыва Эрец Исраэль и создания нежизнеспособного, агрессивного образования в получасе езды от Кфар-Сабы. Сейчас не столь важно, насколько совершенной является альтернатива принципу «двух государств», важно само появление такой альтернативы. Приход к власти Трампа – это почти невероятный подарок, полученный Израилем и открывающий перспективу смены курса. Но для этого необходимо появление новых концепций, моделей, путей. Это важнее бесконечных дискуссий о строительстве в поселениях. Те, кто считают, что строительство важнее политики, могли лицезреть результаты подобного подхода в 2005 году, когда по прихоти коррумпированного премьера за неделю были вышвырнуты из своих домов 9.000 человек, а эти самые дома оказались под ножом бульдозеров. Строительство – это прекрасно как довесок к политической стратегии. В ее отсутствие строительство само по себе важно, но не имеет решающей силы.

Будучи последовательным консерватором, Биньямин Нетаниягу стремится не форсировать изменения. У этого подхода есть свое рациональное зерно, ибо любые изменения в отношениях с палестинцами приводили нас лишь к ухудшению ситуации, а зачастую и к большой крови. Глава правительства вообще считает палестинскую проблему не главной, добиваясь сосредоточения внимания международного сообщества на иранской угрозе и ее ответвлениях в Сирии. При всей важности этих вопросов ключевым остается конфликт с палестинцами. Каким бы глубоким ни было взаимопонимание с Трампом по вопросу об Иране, оставляя без внимания палестинскую тему, не используя открывшейся возможности для концептуальной смены курса, Нетаниягу рискует стать человеком упущенных возможностей и оставить сцену для игроков, в головах которых существует совсем иной сценарий, чем в его.

Нынешний глава правительства Израиля начинал свою политическую карьеру в роли заместителя министра иностранных дел в правительстве Ицхака Шамира. Многие, в том числе автор этих строк, считают Шамира одним из лучших премьер-министров Израиля. Однако за семь лет пребывания на посту главы правительства он не внес никаких кардинальных, необратимых изменений в расклад израильско-палестинского конфликта. В 1992 году Шамира сменил Рабин и обнаружил, что нет никаких препятствий продолжать путь к территориальному компромиссу (так приглаженно тогда называли принцип двух государств). Нетаниягу сегодня бесспорно самый популярный политик Израиля, но если завтра по какой-либо причине он сойдёт со сцены, а его место займет кто-либо, находящийся заметно левее (Яир Лапид?) он беспрепятственно сможет вернуть поезд на путь, ведущий к палестинскому государству.

Дональд Трамп, безусловно, является дружественным Израилю президентом. Не нужно быть крайне правым, чтобы радоваться тому, что глава сверхдержавы не навязывает свою политику Израилю, а готов слушать, обсуждать и приходить к договоренностям. Все это отсутствовало на протяжении восьми лет эпохи Обамы. Готовность Трампа признать за евреями право на Иерусалим и перенести туда посольство является шагом, важность которого невозможно переоценить. И все же это тактика, это всего лишь тактика. Без стратегического изменения курса, без выдвижения альтернативы концепции двух государств, без вживания этой альтернативны в умы международного сообщества и израильского общества, мы будем вспоминать эпоху Трампа как передышку и не более. Никто не гарантирует, что чудо 8 ноября 2016 года повторится вновь в 2020, и Дональда Трампа изберут на второй срок. Время уходит катастрофически быстро.