В жизни и в смерти

После того как мы переехали в Израиль, я только и делаю, что обсуждаю это с теми, кто только собирается. Отвечаю на всякие бытовые вопросы и не очень. Жилье, деньги, уровень жизни, работа, страховка. Из моих чатов в фейсбуке можно составить подробный справочник репатрианта. Причем с контактами для консультаций со специалистами по всем профильным вопросам. Учебные программы, собственный бизнес, медицина, социализация и все в этом духе.

Моим собеседникам немного страшно и хочется все просчитать. Оценить риски. Составить бюджет. Подстелить соломки. И я очень хорошо их понимаю и подробно снова и снова рассказываю обо всем. А потом добавляю немного личного, потому что за всеми переживаниями, сомнениями и просчетами мне безумно хочется, чтобы наши потенциальные соотечественники увидели главное.

В первые месяцы здесь, когда мы жадно всматривались в свою новую родину, меня поражало количество инвалидов. Я стеснялась, удивлялась и силилась понять — почему в такой маленькой стране так много людей на колясках, с протезами и особенностями развития. Пока во время посещения Тель-Авивского музея искусств ко мне не пришло озарение — в общественных местах созданы все условия, чтобы люди с ограниченными возможностями могли там комфортно находиться. И я сразу немного загордилась. И даже немного прослезилась, когда увидела как-то вечером немолодую пару в парке. Красивая и немного взволнованная женщина держала за руку мужчину, который ехал на коляске рядом. В другой руке она несла розу. Это было похоже на настоящее свидание.

Глядя на все это я поняла, что меня так восхищает. Израиль — это место, где уважают жизнь. И мне стало очень грустно и даже немного стыдно — это ведь не должно восхищать, правда? Уважение к жизни естественно. Просто я раньше с ним не встречалась в таком объеме на государственном уровне.

А потом я попала в больницу. Сердце моего сына остановилось в конце беременности, и мне предстояло его родить. И тогда я узнала о своей стране самое главное: Израиль — это место, где уважают еще и смерть. А это мужество уже совсем другого порядка. Здесь можно взять своего малыша на руки и побыть с ним. Больница дает на выбор несколько опций захоронения — можно его забрать и организовать похороны лично, а можно только прийти и попрощаться, если нет сил сделать все самим. И многое другое, что облегчает груз, который невозможно вынести родителям в одиночку.

И за все это я готова простить нашей стране что угодно. Шум, грязь, отсутствие личных границ, дороговизну, ужасную манеру вождения водителей автобусов, очереди к врачам, бюрократию. Все это теряет значение, когда ты живешь в месте, где уважают жизнь и смерть. Где ценят каждого и заботятся обо всех. И пусть не каждый день, но в беде и горе ты никогда не останешься один.