Винодельня Тавор. Путешествие с бокалом

Не то чтобы я любила гастрономические туры. Я и вино-то различаю исключительно по цветам. Белое не люблю, красное люблю, чтобы терпковатое, розовое кажется компотиком. Поэтому, в отличие от многих моих знакомых, в план поездок куда-нибудь не включала визиты на винодельни, шато или какие-то эдакие рестораны. Впервые на винодельню я попала всего несколько лет назад в Калифорнии. Вернее, не на винодельню, а в Винную страну, потому как в Америке, как известно, все носит исключительно грандиозные названия. Долина Напа располагается неподалеку от Сан-Франциско, и это — Голливуд.

Потому что здесь, помимо маленьких виноделен, разбросанных внутри виноградников, целый квартал роскошных замков, побочным эффектом которых являются дегустационные залы, где дают пробовать вино, оливковое масло и даже карамель. Все — собственного производства. Про замки я ничуть не пошутила — и с точки зрения архитектурных задумок их создателей, и потому, что обладатели некоторых из них знаменитые голливудские актеры, режиссеры или просто миллионеры. Поэтому лично для меня дегустация вин и сыров была вторичной, а вот посмотреть, как выглядят владения, к примеру, Френсиса Форд Копполы, я, конечно, хотела. Выглядят хорошо. Приблизительно как любой новодел, стилизованный под замок.

В следующий раз на винодельнях я оказалась уже на юге Франции. Французские винодельни — это совершенно другая история. Не похожие на голливудские декорации шато в пасторали виноградников и пасущихся неподалеку овечек. Владелец одного из таких шато на все наши восторги («Ах, как прекрасно! Ах, жизнь в таком пейзаже! Ах, запах винных бочек») уныло сказал, что никто из троих его сыновей наши ахи не разделяет. Двое живут в Париже и работают в хай-теке, третий открыл какой-то клуб в Нью-Йорке. И вообще молодежи вся эта романтика и традиция интересна только в гости в отпуск приехать дня на три в год. Дальше я уже пристальнее всматривалась в лица французских виноделов и стало понятно, что собеседник наш был прав — средний возраст владельцев частных виноделен стремительно удалялся от отметки 50. Почему-то фотографии из того путешествия у меня не сохранились.

И только после переезда в Израиль я вдруг поймала себя на том, что вино стала различать не только по цветам, а разбросанные по любимому мной северу страны винодельни — это всегда история и о стране тоже. И вообще мне про израильское, хоть я и живу тут уже три года, всегда интереснее, чем про любое другое. Да и в Израиле это такой отдельный вид туризма — гастрономический, что ли. Здесь, например, через всю страну ездят в какой-нибудь ресторанчик при сыроварне, где дети могут погладить козочек, а взрослые понаблюдать за тем, как из козочек получается молоко, из молока — сыр, а из сыра потом — роскошные сырные «платы», как называют в Израиле сырные тарелки. На винодельни ездят так же. А винодельни здесь повсюду. Частные, при киббуцах и настоящие заводы, как Tabor. Тур на этот винзавод нужно обязательно начать с виноградников. Как минимум, тех, что расположены неподалеку от самой винодельни. Вообще же Tabor собирает виноград со всей страны — от Галилеи до района Шило неподалеку от Иерусалима. Зачем ехать на виноградник? Во-первых, это красиво — стройные ряды виноградных кустов с видом на гору Тавор (для путешественников из России привычнее звучит «Фавор»), отсюда и название винодельни. Сами виноградники виноделам не принадлежат, их арендуют на долгий срок (лет двадцать как минимум), чтобы внимательно следить за состоянием лозы, комбинировать сорта винограда в производимом вине и.. заботиться об экологии. Владельцы Tabor об этом долго и с гордостью рассказывают — никаких химических средств защиты от вредителей. Пищевая цепочка в действии: насекомых и мышек истребляют совы и летучие мыши, отжившую свое листву поедают зайцы, а зайцами в свою очередь закусывают лисы. Виноградные гроздья же собирают со всем вниманием — если какой урожай не удался, комбинируют по иному, чтобы качество вин оставалось на принятом уровне. Я не зря назвала винодельню Tabor заводом. Как-то винодельней язык не поворачивается, когда оказываешься среди высоченных цистерн, в которых выдерживается вино, и смотришь на конвейер, по которому катятся сотни бутылок.

От всем известных по супермаркетам линеек Mt.Tabor и (Адама)אדמה до таких, которые продаются в винных бутиках и подают в ресторанах, — «Марселан» и «Таннат», к примеру. В год на Tabor производят 2,5 миллиона бутылок вина в год. И продается из них 85%. Правда, виноделы все равно обижены на соотечественников. Если, к примеру, в европейских странах-производителях вина половина произведенного выпивается местным населением, то израильтяне покупают вино исключительно к пикникам, на праздники или на шаббат. Привычки обязательного бокала вина к обеду или к ужину (а в Португалии, например, и к завтраку даже) в Израиле пока нет. Поэтому демонстрационные залы с дегустацией есть на любой винодельне — чтобы разобраться в оттенках вкусов и выбрать те сорта вин, которыми хочется сопровождать шаббатние посиделки или другие праздничные сборища. А вот ходить по цехам лучше все-таки до дегустации. Производство Tabor полностью кошерное, поэтому желательно не наступать даже на грабли, забытые рабочими у цистерны.

Из всех вин, которыми нас с коллегами (а это был организованный тур для журналистов и блогеров) угощали, мне больше всего понравилось Tannat. Когда-то виноградные лозы с одноименным названием привезли с того самого юга Франции, где в своих пасторальных шато виноделы ждут детей в отпуск. В Израиле французский виноград выращивают на высоте 950 метров над уровнем моря на Голанских высотах. Там виноград зреет дольше, чем в низинах. А потом еще восемнадцать месяцев вино выдерживают в дубовых бочках, запах которых, конечно, отдельное удовольствие.

Закусывать лучше сырами и виноградом. Но владельцы Tabor, ожидая русскоязычных журналистов, даже селедку на стол поставили. Которая, кстати, и закончилась первой. А дальше нас повезли в Назарет и устроили там дегустацию хумуса и прочих арабских вкусностей. Но это уже совсем другая история. Тем более, что с нами в автобусе ездили коробки с бокалами и вином — подарок с горы Тавор, у подножия которой делают вино, а на вершине которой Базилика Преображения, куда тоже стоит заехать хотя бы ради адреналина, потому что серпантин довольно крутой, и ради роскошных видов на Галилею.

Алина Ребель

Я журналист. И писала всегда про разное: про медиабизнес, про телевидение, про кино и про книги. Но потом написала две книги про евреев. И с тех пор про евреев мне писать как-то роднее всего. Замужем, у меня растет сын - первый в нашем роду настоящий сабр (коренной израильтянин).