Равные права и разная зарплата

Трудно поверить, что избирательные права ещё в недавнем прошлом не распространялись на женщин. По старым обычаям и законам голосовали только мужчины. Поразительно, но некоторые страны европейской демократии дали это право женщинам только после Второй Мировой Войны. Например, Португалия – аж в 1974 году. Нечего и говорить о странах Ближнего Востока, где положение женщины традиционно подчинённое. Впрочем, в единственной демократии на Ближнем Востоке, в государстве Израиль, женщины голосовали с момента образования страны.

Однако дискриминация может проявляться не только в праве на участие в выборах. Гораздо более ощутимый и распространённый случай – экономическая дискриминация. Зарплаты в капиталистических странах – дело очень личное и тайное, никто не знает, сколько получает сотрудник, работающий за соседним столом, поэтому можно кому-то платить одну сумму, а кому-то другую. Но, как известно, статистика знает всё, и выяснилось, что женщинам очень серьёзно недоплачивают. Причём недоплачивают только за то, что они женщины – мужчинам за ту же работу платят больше.

И вот в 1996 году кнессет принял Закон о Равной Зарплате Трудящегося и Трудящейся (далее именуемый Законом о Равной Зарплате). Закон этот запретил работодателям платить женщинам меньше, чем мужчинам, за ту же работу. Нарушившие закон недобросовестные работодатели должны были выплатить разницу в зарплате задним числом, однако бремя доказательства, лежавшее на хрупких плечах женщины, было нелёгким.

Прошло два года, и Кнессет издал ещё один закон – Закон о Равных Возможностях на Работе. Этот закон защищал не только женщин, но и всех, кто подвергается дискриминации на рабочем месте, независимо от пола, возраста, национальности и вероисповедания. В случае, если дискриминацию удаётся доказать, пострадавшему (или в нашем случае пострадавшей) полагается компенсация без необходимости доказывать сумму ущерба, что, конечно же, существенно облегчает судебный процесс.

В 1997 году Орит Горен устроилась продавщицей в отдел рабочих инструментов в в магазин «Сделай Сам» — Хоум Сентер. Получала она немного – 17 шекелей в час, меньше пяти долларов. А рядом с ней трудился Стефан Мор, отличавшийся от неё только тем, что был он мужчина, да ещё зарплатой – получал он 26 шекелей в час. Нанимались на работу они вместе и сдружились на рабочем месте до той степени близости, когда коллеги делятся друг с другом самым сокровенным – размером своей зарплаты.

Орит страшно не понравилась такая ситуация – ведь стаж у них был одинаковый, работали так же, а платили мужчине в полтора раза больше. Ничто так не ранит людей, как несправедливость. И Орит потребовала от руководства поднять ей зарплату до соответствующего уровня. А в ответ – тишина. Девушка послала начальству ещё пару писем, которые постигла та же судьба, и в сердцах уволилась.

Сердца обиженных требуют справедливости, и Орит пошла искать справедливости в суде. Суд по трудовым делам в Израиле защищает права трудящихся и настроен весьма решительно. Рассмотрев дело, суд принял сторону работницы и постановил, что Хоум Сентер нарушил оба закона – и Закон о Равной Зарплате, и Закон о Равных Возможностях. По первому закону Орит присудили 6,944 шекеля – разницу между её зарплатой и зарплатой её коллеги Стефана, а по второму – компенсацию, сумму которой решили сделать такой же, что и по первому. Таким образом, Орит получила 13,888 шекелей, и было это в 2001 году.

Недовольны оказались обе стороны. Как обычно, тот, кого заставили платить, решил, что это много, а тот, кому должны заплатить, что это мало. В результате Орит снова встретилась со своими бывшими работодателями уже в более высокой инстанции – Главном Суде по Трудовым Спорам. Высшая инстанция оставила от компенсации только половину, решив, что разница в зарплате между мужчиной и женщиной не является автоматическим нарушением Закона о Равных Возможностях. И было это в 2007 году.

Быстро сказка сказывается, да нескоро дело делается, и обжалование в БАГАЦ было рассмотрено в 2011 году, спустя 14 лет после увольнения. Судья Дорит Бейниш, к тому времени уже вышедшая на пенсию в должности Президента Верховного Суда, вынесла прецедентный приговор. В отличие от судей Трудового Суда, которые потребовали от работницы статистики зарплат и других широкомасштабных доказательств нарушений закона, судья Бейниш постановила, что такое требование практически невыполнимо для простого работника. И действительно, как может простая продавщица предоставить в суд статистическое распределение зарплат, кто ей даст такую информацию и как она будет её обрабатывать?

Судья Бейниш пришла к логическому выводу – в тот момент, когда женщина доказала, что её зарплата была меньше мужской, доказывать отсутствие дискриминации должен работодатель. У него и сил больше, и возможностей, да и, в конце концов, вся информация и так находится у него. И если уж хозяин решил платить женщине меньше, чем мужчине, за одну и ту же работу, теперь пусть доказывает, почему это не дискриминация. Что ж, логика здесь железная, не «женская».

Судья Нил Хендель, поддержавший Бейниш, процитировал слова профессора Катерин Макиннон: «Без равенства в зарплате нет равенства между мужчиной и женщиной в капиталистическом обществе».

Так после четырнадцати лет судебных тяжб, пройдя через одиннадцать судей и три инстанции, Орит Горен добилась справедливости для себя и для всех трудящихся женщин.

С праздником!

Из книги «История израильского правосудия»

 

Александр Гамбарян

Адвокат. Родился в Ленинграде. Учился в испанской, биологической, киббуцной и сельскохозяйственной школах. Из первых трех выгнали за плохое поведение. В Израиле с 1991 года.