Потом жизнь продолжилась…

669 это спецназ.
Спасательный отряд. Его знак — кошка с зелёными глазами. Девиз: В своей беде ты позвал меня — и я пришёл».

Мальчики мечтают туда попасть.
Девочки мечтают туда попасть.
Все мечтают, а я не мечтала, потому что и знать об этом всем не знала.

Попав, с открытым ртом ходила по помещениям, и не верила в своё счастье.

Вокруг было красиво, уютно и чисто.
Мы жили в отдельных домиках при штабе, спали на хороших матрасах, ели нормальную еду, которую в отдельной кухне готовил нам наш повар и подавал в отдельной столовой.

Все были веселы, молоды и красивы. Все были друг в друга влюблены.

Вечером разбился вертолёт и погибли четыре человека.
Через час их форму собрали, шлемы сняли с вешалок. Таблички с их именами убрали и изменили план полетов на неделю.

Всех собрали в клубе. Объяснили все, что можно было объяснить о случившемся.

Через несколько часов все вертолёты были готовы. Приехали большинство резервистов. Вскоре вся часть была в воздухе.
Позже я узнала, что это делается для того, чтобы у лётчиков и бойцов не успело возникнуть чувство страха.

Мне было 18. Я тихо сидела в углу и наблюдала за происходящим.
Пыталась понять: как же так? Утром мы вместе завтракали, вместе смеялись. Высокий блондин Йоав у всех на виду целовал маленькую смешную Ширли, которая через две недели должна была демобилизоваться, и которую меня и прислали сменить… Главная сплетница успела рассказать мне, что Ширли и Йоав неделю назад вместе переехали в Тель-Авив.
А теперь даже таблички с его именем нет…

Утром мы поехали на похороны погибших ребят. Днём мы разделились. Часть поехала на юг, а часть в поселение Шаар-ха-ишув. Место, над которым год спустя столкнулись два вертолёта. Это случилось в мою смену. В момент, когда я сидела за доской управления и тупила в экран, отчаянно пытаясь не заснуть. Многие из погибших были моими друзьями, и я точно знала, что они именно в этих вертолетах.

Потом жизнь продолжилась. Без блондина Йоава, без Дани, без Ави, без Таля.

Сегодня меня зачем-то пугали Богом.
Пожалуйста, не нужно.
У меня и без вас с ним очень долгие диалоги.

Я бы очень хотела знать, что когда-нибудь все это прекратится. Пусть не завтра. Пускай даже не в 2022-м. Просто иметь надежду на «когда-нибудь».

Валерия Имбрик-Ниренберг

Я юрист. Работаю в офисе адвоката Эли Гервица. Живу в Тель-Авиве более 20 лет. Люблю и знаю этот город.