Освальд Руфайзен. Неправильный еврей

20 июля 1958 года правительство Израиля подчинилось требованию религиозных депутатов кнессета и внесло в Закон о Возвращении поправку, согласно которой еврей, исповедующий другую религию (не иудаизм), не имеет права на репатриацию в Израиль. Это было ответом на сформировавшееся тогда у светской части израильского общества понимания того, что еврей – этот тот, кто открыто называет себя таковым. Прошло не так уж много лет после войны и Холокоста, и представить себе, что человек будет добровольно называться евреем, на деле им не являясь, было сложно, особенно тем, кто всю войну прятал свою принадлежность к уничтожаемой нации.

Шмуэль Аарон Руфайзен (тот самый Даниэль Штайн из знаменитого романа Людмилы Улицкой) родился в 1922 году в небогатой еврейской семье в деревне Живец в Галиции. В то время набирало популярность движение по ассимиляции евреев в Европе, получившее также название «эмансипация» — евреи становились всё более похожими на европейцев и получали всё больше прав. Шмуэль получил ещё одно, европейски звучащее имя Освальд и приличное образование польско-немецкого образца – хорошая школа, иностранные языки и блестящие перспективы на учёбу в университете, благодаря высоким оценкам. Но помешала война. В 1939 году Польшу поделили Молотов и Риббентроп, и семья пустилась в бега в восточном направлении. Позже его родители вернулись на запад – на свою погибель, брат Арье добрался до Палестины, а Освальд продолжил скитания по разорённой войной Европе и в конце концов добрался до оккупированной Белоруссии, где подался в полицаи, скрыв своё еврейство. Последней волей родителей был завет детям – езжайте в Палестину!

Руфайзен служил в немецкой полиции белорусского города Турец писарем-переводчиком в чине унтер-офицера при шефе Гестапо, но настоящая его деятельность была тайной – он помогал спастись евреям Белорусси, налаживал связи с подпольем и передавал всю информацию, которую мог узнать в штабе полиции, разведке и партизанам. Ещё он воровал оружие и боеприпасы и по возможности передавал в подполье – словом, вёл жизнь законспирированного агента. Продлилась такая жизнь всего девять месяцев, и в награду за то, что он спас целое еврейское местечко от отправки в концлагеря, какой-то еврей сдал его немцам. Пришлось Оскару немедленно бежать, и подался он в партизаны, а оттуда – в монастырь.

Проведя в монастыре несколько лет, вплоть до конца войны, в 1945 году Руфайзен крестился. Вернувшись в Польшу, он пошёл учиться в духовную семинарию, откуда вышел уже монахом-кармелитом. А в 1958 году он выполнил завет родителей и переехал в бывшую Палестину, а ныне – Государство Израиль. В 1960 году ему отказали в праве на репатриацию как отказавшемуся от религии отцов, и в 1962 он обратился в БАГАЦ с иском, навсегда вошедшим в историю Израиля.

Дело в том, что Закон о Возвращении по своей сути закон светский – однако почему-то в нём есть отношение к религии. Ведь если Израиль – страна демократическая, со свободой вероисповедания, то почему еврей не может исповедовать любую религию? Более того – если мы подойдём к вопросу с религиозной стороны, в соответствии с иудаизмом оказывается, что любой еврей – иудей и не может быть никем иным, а если он себе надумал, что он атеист или, скажем, христианин – так это он временно ошибается, даже термин такой есть – «заблуждающийся еврей». То есть, с точки зрения иудаизма, нет такого понятия, как выкрест, а с точки зрения светского закона – есть. Бардак в стране, сказал Руфайзен в Верховном Суде.

Судьи Верховного Суда отклонили прошение брата Даниэля, как стал называться Оскар Руфайзен после вступления в сан. Четверо против одного постановили, что закон имел в виду «объективные критерии» — то есть евреем считается тот, кого считает евреем еврейский народ, а в народе выкрестов давно перестали считать принадлежащими к общине (вспомним того же Спинозу, который даже и не крестился, а просто высказывал не совпадающие с генеральной линией иудаизма взгляды и был изгнан из общины). Семён Дубнов, еврейский философ, именем которого названы улицы в Тель-Авиве и в Иерусалиме, в начале ХХ века изложил свою позицию: «Кто отрекся от своей нации, заслуживает того, чтобы нация от него отреклась». Большинство судей Верховного Суда приняло именно эту позицию, таким образом навсегда связав понятие национальности «еврей» и религии «иудей».

Оставшийся же в меньшинстве (а точнее, в одиночестве) судья Хаим Коэн считал, что еврей – это вопрос самоопределения, и критерий этот не объективный (этим фашисты занимались), а субъективный. А это значит, что тот, кто ощущает себя евреем, им и является, независимо от вероисповедания. Однако мнение его не нашло поддержки ни у судей Верховного Суда, ни у израильского общества в целом.

А в 1989 году уже судья Аарон Барак отклонил просьбу мессианских евреев и не признал их принадлежащими к еврейскому народу, несмотря на то, что по всем религиозным доктринам они не христиане, а иудеи, просто верящие, что Христос и был тем самым Мессией, которого тысячелетиями ждал еврейский народ. «Если евреи верят в Иисуса особым образом и собираются вместе для его почитания – они для нас, еврейских атеистов, всё равно что христиане», – сказал Барак.

Александр Гамбарян

Адвокат. Родился в Ленинграде. Учился в испанской, биологической, киббуцной и сельскохозяйственной школах. Из первых трех выгнали за плохое поведение. В Израиле с 1991 года.