— Почему у вас крылья на затылке? Они должны быть гораздо ниже.

Пурим. С утра дождь и дубняк (прошу прощения у жителей северных стран, я в принципе помню, что «дубняк» — это не плюс двенадцать). Принцессы в капюшонах на корону, по-деревенски подобрав пышные платья, любуются своим отражением в лужах. В доме тепло и шумно, на полу вперемешку валяются короны, кудри и крылья.

— Муся, чьи это розовые крылья с блестками? Давида?

— Нет, эти Антона. У Давида голубые.

Пару недель назад Муся пришла ко мне с просьбой придумать групповой костюм: компания из одиннадцати старшеклассников решила нарядиться в общем стиле. Первым моим предложением была сороконожка (а что? к ней, при необходимости, можно присоединить еще девятнадцать человек!), дальше я принялась фонтанировать греческими богами, музами и созвездиями (заодно провели краткий курс мифологии), но в итоге Муся объявила, что они хотят переодеться в фей. Это несложно: юбочка на резинке, крылышки да нимб, вот тебе и фея. Ну, волосы выкрасят в розовый цвет. Уточним: семеро из одиннадцати человек — мальчики.

Остальные четыре, правда, девочки. Но Муся уже поняла, что шанса выпендриться на фоне семерых феёв у нее не будет.

Она, впрочем, попыталась. Меняла цепочки и серьги, собирала волосы в прическу и распускала обратно, рисовала фломастером на лице. Но мальчики решили явиться топлесс.

А теперь представьте: одиннадцать фей, из них семеро обнажены по пояс. На груди у каждой — надпись розовой краской «Загадай желание!». Розовые волосы, пышные ткани, блестящие крылья, сверху нимбы. Чем не Олимп?

— Муся! Почему у вас крылья на затылке? Крылья растут гораздо ниже!

— Мама! Ты права, но создатели крыльев этого не учли!

Роми сначала планировала стать Русалочкой, потом — по принципу «от добра добра не ищут» — задумала пойти в прошлогоднем костюме Золушки, в итоге остановилась на Рапунцель с длинной косой. Платье мы купили без труда, а вот с косами в этом году оказалось туго. Не нашлось в магазине правильных кос. Я предложила переодеться в Рапунцель из финальной сцены, уже с короткими волосами, но меня не поняли. Назревала драма.

К счастью, от Золушки с прошлого Пурима остался золотой парик, который тихо провел год в моем шкафу (а не то превратился бы в ирокез). Правда, парик был собран в плотную прическу, но мы мобилизовали старших детей, мелькавших по дому в процессе примерки крыльев, и они согласились его расчесать и заплести. В качестве модели под парик посадили Антона. Роман у нас животное нервное, долго на месте не простоит.

Вид тонколицего крылатого Антона с длинными золотыми волосами являл собой настолько полное эстетическое совершенство, что я чуть было не уговорила Романа пожертвовать ему парик. И тут вспомнила.

Когда мне было три с половиной года, я оказалась на новогоднем маскараде от музыкальной школы. Самым младшим в этой школе было уже четыре, многим чуть ли не пять, но меня туда взяли — то ли за музыкальный слух, то ли не смогли отбиться. Ростом я, в свои три с половиной года, была… ну как сказать. Я и сейчас-то в этом плане ничего лишнего. Поэтому маскарадного костюма, которые всем выдавали, на меня не нашли. Нашли только шапочку и крылья от пчелы. Надели шапочку поглубже, крылья повесили за плечи и объявили все это бабочкой. Сойдет.

А мне в то время страстно хотелось косы. Длинные, чтобы можно было их через плечо так — вжжжих! И косы среди костюмов — были! Золотые, длинные, ровно такие, как надо. Их получила рослая шестилетняя девочка, вместе с костюмом внучки из коллекции «Репка». Я к ней подошла и попыталась косы отжать. В буквальном смысле: взять и унести. Видимо, в надежде, что косы на мне будут выглядеть достаточно аутентично, и внучка про них забудет как-нибудь…

Попытку ограбления никто не заметил: девочка просто вынула парик у меня из рук. Даже сказала «спасибо». И ушла, вместе с косами. Меня же позвали фотографироваться: крошечный стриженый чучик с черными крыльями до полу сумрачно смотрит в объектив. Не то комар, не то микроб.
А тут Антон. Красавица-фея топлесс, с длинными золотыми волосами. На мужественной груди надпись: «Загадай желание!». А ведь я тогда, в свои три с половиной года, с вожделением глядя на золотые косы — загадала.

Ну что? Сбылось! Правда, на выполнение у феи ушло ровно сорок лет. Но, во-первых, для наших широт подобный срок вполне нормален. А во-вторых, фее для начала пришлось родиться.
Да я и не жалуюсь. Косы-то вот.

Кстати, на улице сорок лет назад тоже был дубняк. И, между прочим, тогда это было совсем не плюс двенадцать! Пойдемте этим феям загадаем еще чего-нибудь.

Из блога Виктории Райхер

Виктория Райхер

Психолог и писатель