Не сойти о сцены до последнего дня

Я вошёл в здание около мэрии Петах-Тиквы и спустился в зал «Шарет»
— Роман Андреевич, добрый вечер. Меня зовут Саша, я буду снимать концерт
— Вы будете мне мешать, — не то спросил, не то сказал артист
— Ни в коем случае. Камера будет работать без звука, я незаметен.
— Хорошо, — и он устало закрыл глаза

Через 40 минут он сам объявил перерыв. Устало сидя на стуле около сцены (Карцев даже не ушел в гримёрку), попросив у помощника чай, спросил меня:
— Где это Афула?
Я знал, что последний концерт будет именно в этом городе
— Час двадцать от Бат-Яма
— А Ашдод?
— Полчаса, если без пробок. Концерт в субботу, машин будет мало
— Полчаса, — опять устало сказал Роман Андреевич, — Идём, надо работать.
И он вышел в зал, так и не выпив чая.

«Как ему тяжело, — подумал я. — А ведь он почти на 5 лет моложе Михал Михалыча».

Карцев выступал, но его интонации, интонации великого артиста огромной страны, друга Жванецкого, появлялись редко. Было видно, что ему уже тяжело, но он отработал весь концерт.

Это великие люди, которые до последнего дня не сходят со сцены, которые до последней минуты дышат искусством. Я преклоняюсь перед ними.
Если бы мои глаза могли бы сейчас плакать, я не сдерживал бы себя….

Светлая Вам память, Роман Андреевич. А она всегда будет светлая.