Когда историю заворачивают в фантики

Ответ на статью Алии Судаковой «Когда дым рассеялся».

Речь президента США Дональда Трампа была не о Иерусалиме. Тема израильской столицы была лишь тем самым фантиком, о котором пишет Алия Судакова, однако в этот фантик было завернуто очень многое, чего она не смогла или не захотела увидеть.

Президент США объявил о начале, я цитирую, реализации нового подхода к решению израильско-палестинского конфликта. «Мы не сможем добиться решения проблем, если останемся в рамках тех же провальных парадигм и продолжим делать те же шаги, приводившие нас к провалу в прошлом». Эта фраза, которой Трамп открыл свое выступление, является ключевой: в ней содержатся и мотивировки, движущие Трампом, и направление его движения.

Ставшая избитой фраза бывшего госсекретаря США Генри Киссинджера о том, что у Израиля нет внешней политики, а есть только внутренняя, верна далеко не исключительно в отношении еврейского государства. С момента прихода к власти, а, собственно, еще и до него, Дональд Трамп делает все возможное, чтобы дистанцироваться от наследия своего предшественника Барака Обамы. Это касается всех аспектов внешней и внутренней политики, это касается и израильско-палестинского конфликта. Дональд Трамп не только не объявил принцип двух государств единственным, он первым из американских президентов последних десятилетий сделал допустимым отступление от этого принципа. В своей речи в минувший четверг Трамп говорил о готовности поддержать принцип двух государств в том лишь случае, если он будет приемлем для обеих сторон. Автор текста «Когда дым рассеялся» говорит об этом вскользь, как о чем-то малосущественном, в то время как речь идет о концептуальном изменении американской политики на Ближнем Востоке. Президент США дал в этой своей речи шанс Израилю, а в не меньшей степени и палестинцам вырваться из догм, сковывающих регион по рукам и ногам много десятилетий и не приводивших ни к чему, кроме крови и постоянного удаления от решения конфликта. Что может прийти на смену принципу «двух государств»? Стройного и готового ответа на этот вопрос нет ни у кого. Вернее, ответы есть очень у многих, но все они требуют доработки, додумывания, шлифовки. Речь Трампа, как и вся его политика, открыла возможность для творческого подхода, для поиска новых путей продвижения.

Используют ли стороны, в первую очередь Израиль, представившийся шанс? Сейчас ответить на этот вопрос крайне сложно, и, к сожалению, далеко не очевидно, что ответ положительный. Но появился шанс. Мало?
Речь Трампа может иметь и эффект отрезвляющей затрещины для наших палестинских контрагентов, которые вот уже более трех лет под различными предлогами уклоняются от возобновления переговоров с Израилем. Очевидно, что речь Трампа наносит серьезный дипломатический удар по позициям палестинцев. «Тот, кого я сочту виновником стагнации, заплатит цену», — заявил этим шагом американский президент. Кстати, завтра в этой позиции может оказаться Израиль, если отвергнет на корню инициативу по возобновлению переговоров, которую формирует администрация США. Но в настоящий момент в роли «bad guys” находятся палестинцы. За восемь лет режима Обамы они, да и мы тоже, изрядно подзабыли, что такая возможность существует, и подобное напоминание является далеко не лишним.

В этом же контексте речь Трампа может оказать влияние и на те силы в регионе, которые не имеют прямого отношения к палестино-израильскому конфликту, но чье влияние на происходящее крайне существенно. В первую очередь на Иран. Готовность президента США делать жесткие шаги, соответствующие его изначальным обещаниям и программным заявлениям, это важный посыл в адрес тех, кто, в отличие от палестинцев, является стратегической угрозой для самого существования государства Израиль. Можно быть уверенными, что в Тегеране с интересом наблюдают за новыми веяниями из Вашингтона и выстраивают свои дальнейшие шаги, опираясь на осознание того факта, что эпоха Обамы закончилась.

И, наконец, Иерусалим. Невозможно, даже если очень хочется, девальвировать первое за 70 лет признание сверхдержавой того факта, что Иерусалим является столицей Израиля. Как и во всем остальном, данная декларация отнюдь не является окончанием процесса, а его началом. Но декларация американского президента снимает вопрос о том, будет ли перенесено посольство США в столицу, и оставляет открытым вопрос, когда это будет сделано. Ответ, как мне кажется, очевиден: либо в момент подписания той самой сделки века, о которой говорит Трамп, либо перед президентскими выборами, когда он будет нуждаться в широком жесте, способном привлечь на его сторону еврейских избирателей и лоббистов. Как бы то ни было, машина запущена, и она начала медленное движение в ту сторону, о которой в Израиле мечтали семь десятилетий. Сионистское движение едва ли не более всего остального (порой чрезмерно) стремится к международному признанию легитимности своих требований. Признание Иерусалима столицей является одним из основных таких требований. Нужно очень тенденциозно подходить к оценке ситуации, чтобы называть такое признание сверхдержавы «фантиками».

Ключевым словом политики является «процесс». 6 декабря президент Трамп объявил о начале нового процесса на Ближнем Востоке. Ничуть не боясь преувеличений, можно назвать это событие историческим. Остается лишь надеяться, что история на сей раз не повторится ни в виде трагедии, ни в виде фарса.