Четвертое поколение. Без права на ошибку

Оказывается, черно-белый взгляд на мир гораздо привлекательнее для большинства людей. Вот возьмем государство Израиль. В котором, как и в любом другом, имеется ряд проблем. Однако стоит озвучить хоть одну, как раздается дружный хор: «Не нравится — вали»! Нет, я не хочу валить из моей страны. Я здесь чувствую себя дома. А если в доме слегка подтекает крыша, ее нужно чинить, а не переезжать в другой дом.

Вот, например, проблема четвертого поколения.

«А что с ребенком?»

Закон о возвращении гарантирует право на израильское гражданство евреям, детям евреев и внукам. То есть трем поколениям. Уточнение первое: наличие еврейских корней должно подтверждаться документально. Требование справедливое, но для выходцев из стран, например, бывшего СССР не всегда легко выполнимое. Да-да, я слышала о семьях, которые умудрялись сохранять еврейские документы даже в лагерях смерти. Но были и другие — напуганные репрессиями, которые всеми способами избавлялись от угрожающей «пятой» графы. Стоит ли упрекать потомков за неспособность предков быть героями? Что уж говорить о родственниках, уничтоженных в революциях и войнах вместе с документами.

Но, допустим, принадлежность к третьему поколению удалось доказать, и семья получила вожделенную визу на ПМЖ. А у них есть несовершеннолетние дети — то самое спорное четвертое поколение. Надо заметить, что когда писался Закон о возвращении, четвертого поколения не существовало вовсе — слишком недавно появилась возможность светских, смешанных браков. Но прошло много лет, и представители четвертого поколения из редких казусов стали явлением, заслуживающим отдельного обсуждения.

Итак, если человек на момент репатриации родителей переступил рубеж восемнадцатилетия, он права на проживание в Израиле не имеет. Точка. Справедливо или нет — таков закон. А если представитель четвертого поколения младше восемнадцати? По всем законам любого цивилизованного государства, несовершеннолетний ребенок имеет право находиться вместе с родителями. И Израиль в этом праве детям не отказывает — ребенок получает въездную визу. Любой разумный родитель, разумеется, интересуется: «А что потом? Он получит гражданство?» И консул всегда отвечает: «Ну, конечно!» Не вдаваясь в процессуальные тонкости.

Поздравляем! Вы — новые репатрианты! После суеты довольно бестолковых сборов, прощания с родными и друзьями, последней бессонной ночи, растерянные и измученные, вы получаете удостоверение личности израильтянина в аэропорту имени Бен Гуриона. Тот, кто еще сохранил остатки сознания, предусмотрительно поинтересуется у чиновника: «А что с ребенком?» И, с вероятностью 90%, получит ответ: «А ничего. Живите. Он вписан в ваш теудат зеут». Наиболее настырные и пуганые повторят этот вопрос в отделении министерства алии и абсорбции и… Получат тот же ответ. Какие есть основания у свежего репатрианта не доверять официальным лицам, представляющим новую родину? Тем более, что пособие и страховку на ребенка дают сразу, в школу чаще всего принимают без проблем.

Виза «Алеф-5» и человеческий фактор

Вот так и живут. Иногда до шестнадцати ребенкиных лет. Случается, что все вскрывается быстрее, когда новый израильтянин отправляется оформлять первый временный загранпаспорт в МВД. Тут-то он и узнает, что паспорт он не получит, поскольку его ребенок находится на территории Израиля незаконно. Виза, поставленная в посольстве, действует три месяца. За это время родители обязаны получить на ребенка так называемую визу «Алеф-5» — временный вид на жительство, который необходимо продлевать каждый год. Для получения ВНЖ и продления его, в отделение МВД по месту жительства необходимо предоставить ряд документов. Несложно в принципе. Но — нужно об этом знать, а ведь никто не предупредил.

Уже на этой стадии начинаются первые, еще не очень серьезные расхождения в правилах. В одних отделениях достаточно принести справку из школы, где учится ребенок. В других требуют предоставить целую кипу бумажек, включая сведения о зарплате родителей и счета за коммунальные услуги в течение года. Но и это, в конце концов, решаемые мелочи. Дальше все сложнее.

Считается, что после трех лет официального проживания в стране можно подавать просьбу о гражданстве. Обычно его дают, если документы в порядке и за эти три года ребенок не совершил, например, правонарушений. Теоретически. Но вот, например, известная лично мне история:

Новые репатрианты приехали с дочкой, относящейся к четвертому поколению, оформили ВНЖ в одном из отделений МВД и узнали, что через три года ребенок может получить гражданство. За это время они переехали в другой город и пришли уже в новое отделение МВД, где услышали возмущенную отповедь: «А с чего вы взяли, что три года?! Приходите через пять!» Расстроенные, но не сдавшиеся родители немедленно отправились в первое отделение МВД, где начиналась эта эпопея.

— Вы сказали, что через три года можно…

— Но вы же переехали, теперь вы к нам не относитесь!

— Да, — промямлили родители. — Но вы сказали… А мы подумали, что дело изначально открыли здесь….

Чиновник почесал в затылке и… выдал гражданство ребенку!

Я не знаю, какой пример может ярче проиллюстрировать отсутствие четких, понятных всем сторонам правил и инструкций!

Итак, что происходит в реальности. Иногда ребенку просто продлевают визу «Алеф-5» без объяснения причин. С этой визой ребенок, например, не может пойти служить в армию, а главное — она плотно привязана к родителям, живущим в Израиле. Живущих в постоянном страхе и ожидании кирпича на голову, потому что по закону ребенок может быть депортирован в страну исхода, от которой он уже успел отвыкнуть, где у него зачастую не осталось уже ни родственников, ни друзей, ни даже знакомых.

Могут через три года спокойно выдать гражданство. Бывало. Зависит от расположения звезд и настроения конкретного чиновника. Правда, в последнее время отказов без объяснения причин все больше. А могут дать статус постоянного жителя. Тоже по желанию чиновника, к которому попало дело. Это, конечно, лучше, чем ничего. Статус не надо продлевать, его обладатель не зависит от родителей, а лишаются его, только прожив семь лет в другой стране. Некоторым удается даже получить временный загранпаспорт, а особо удачливым — даже даркон. Как повезет. Зависит от чиновника. С этим статусом можно призваться в армию и через восемнадцать месяцев подать просьбу о гражданстве, которое обязаны предоставить. Вроде бы… Разные бывали случаи. Зависит от… смотрите выше. И происходит это уже после того, как соискателю исполнилось восемнадцать лет, естественно.

И вот тут — еще один подводный камень. Соискатель израильского гражданства старше восемнадцати лет обязан отказаться от предыдущего. Вообще-то не трагично, особенно если человек действительно хочет жить в Израиле. Но… Для россиян, скажем, это требование становится почти непреодолимым препятствием. Теоретически любой россиянин имеет право отказаться от гражданства, собрав ряд документов. Но… Я уже не говорю о том, что сбор бумажек требует довольно длительного пребывания на территории РФ — что затруднительно для израильтянина, который учится, работает или служит в армии. Но уже подав документы, ответа можно ждать годами. Особенно если это молодой человек призывного возраста. Мне известны такие случаи.

Вот такая проблема возникла у нас с вами, дорогие израильтяне. Да, именно у нас, у всех, даже если у вас лично, дорогие читатели, нет родственников и знакомых, относящихся к этому самому невнятному четвертому поколению. Просто потому, что эта ситуация, наряду со многими другими, более или менее серьезными, имеет место быть в нашей с вами стране, в нашем доме.

Гиюр как ложь или как решить проблему

Но каковы же возможные пути решения? Ну, первый и самый очевидный: не пускать четвертое поколение вообще. Вернее, официально ставить в известность родителей, принадлежащих к третьему, что их дети не получат гражданство никогда и после достижения восенадцати лет будут обязаны покинуть Израиль. А дальше — пусть думают. Что ж, тоже вариант. Лично мне трудно представить себе родителя, который согласится, чтобы его взрослого восемнадцатилетнего ребенка отправили в незнакомую страну одного. Да, таким образом мы фактически лишим возможности репатриации немалую часть третьего поколения. Вернее, они поедут — медицина, экономика и тд. Но не в трудоспособном возрасте, а ближе к пенсионному, уже вырастив детей. Кроме того, мне не кажется очень разумным лишать страну такого ресурса — молодых людей, выросших в Израиле, получивших местное образование, говорящих на иврите и готовых работать и служить в армии.

Слышу хор голосов: «Гиюр! Если вы приехали в еврейскую страну, то извольте»…

Но обладателям статуса временного жителя просто запрещено проходить гиюр в Израиле. Даже если это удастся сделать, в лучшем случае этот гиюр не будет признан в МВД. А в худшем — и такие случаи тоже были — после первого появления на курсах будущего неофита немедленно и жестко депортируют. Такие дела.

Есть тут и другой аспект, моральный. Скажите мне, требуется ли в законодательном порядке от израильтян — в том числе, галахических, в том числе, местных уроженцев — соблюдение всех религиозных норм иудаизма, включая кашрут, шаббат и дресс-код? И грозит ли несоблюдение этих норм лишением гражданства? Ответ очевиден. О, разумеется, всем известно, что сейчас уже не столь жестко отслеживают, как ведут себя люди, прошедшие гиюр! Значит, это достойный повод для обмана людей и Б-га? Гиюр — обряд сугубо религиозный, который проходят по велению души, а не для документов. Зачем же с раннего возраста приучать детей к вранью?

Выходом, наверное, может стать некая светская процедура, аналогичная американской, и включающая в себя экзамен на гражданство — язык, основы истории и традиций, а также что-то вроде присяги на верность государству. Таким образом, можно удостовериться, что человек имеет представление, куда и зачем он приехал, а также принимает на себя определенную ответственность по отношению к государству.

Кстати, об ответственности: часто приходилось слышать от гордых своей правоверностью и чистотой крови граждан: «Я плачу налоги не для того чтобы… А они тут понаехали»… Но позвольте! Родители того самого спорного поколения (как и их дети в будущем) вовсе не садятся на шею государству и еврейским налогоплательщикам. Они зарабатывают и тоже платят налоги.

Ну, а если даже слишком сложно вводить новые ритуалы и правила, давайте просто наведем порядок в документах и инструкциях. Пусть каждый потенциальный репатриант получит четкую памятку о том, что ожидает его ребенка в дальнейшем, чтобы существовала единая процедура получения — или неполучения — гражданства, исключающая человеческий фактор из решения этой проблемы.

Стоит оговориться. Даже сейчас все-таки дело не так часто доходит до депортации тех самых представителей четвертого поколения. Как-то живут, работают… Просто постепенно в демократическом государстве появляется категория людей, чьи права урезаны автоматически — по праву рождения и, при неудачном раскладе, навсегда. Мне, например, эта мысль комфорта не добавляет, а вам?

И последнее. С тех пор, как этот вопрос подняли впервые, приходилось мне слышать и читать высказывания множества обеспокоенных сограждан, которые волновались, не подорвет ли злокозненное четвертое поколение еврейский характер государства.

Ну, если уж мы так беспокоимся о чистоте крови и еврейском характере государства, давайте перестанем пускать супругов-неевреев, имеющих сейчас это право. Строго говоря, уже второе поколение, не говоря уже о третьем, просто гои, которым нечего делать в еврейской стране… Нет, это не я придумала. Приходилось слышать подобные призывы. Между тем, любой ребенок, приехавший в Израиль, принадлежит он к первому поколению или же к четвертому, это же относится и ко многим взрослым, приехавшим в поисках нового дома из стран, в которых еврейская общинная жизнь была разрушена в результате исторических перетурбаций, является «украденным ребенком». Существует такой термин в иудаизме. И все они нуждаются в адаптации не только экономической, но и культурной. И уж, конечно, любая адаптация бывает более успешной в юном возрасте. А ведь бывает, что и адаптации никакой не нужно. Многие дети (того же пресловутого четвертого поколения) приезжают в Израиль, уже владея ивритом на том или ином уровне, знают историю и культуру еврейского народа, готовы работать на благо нового дома и при необходимости защищать его с оружием в руках. К сожалению, все это ничуть не облегчает их положения с юридической точки зрения. Значение имеет только подтвержденный документально процент еврейской крови. Страшно представить, как бы там оно сложилось с еврейским народом, если бы наши Праотцы, бравшие жен и наложниц из других народов, столкнулись бы с теми же проблемами, что мы сегодня.

И грустно думать, что именно еврейский народ, большая часть которого страдала и принимала смерть за наличие того самого процента крови, сейчас, став, наконец, титульной нацией в своем выстраданном государстве, занимается высчитыванием этого процента у своих потенциальных сограждан.

Ну и последнее. Каким все-таки должно быть наше государство: национальным, демократическим, тем и другим сразу? В первую очередь оно должно быть максимально человеческим. Нет, это не покушение на Закон о возвращении. Просто очень хочется, чтобы родители не боялись, что их восемнадцатилетнего «взрослого» ребенка вышлют самостоятельно обживаться в России или Украине. А жене израильтянина не приходилось бы рваться на части между своим еврейским мужем и старенькой мамой, бедствующей под какой-нибудь Пензой. Ну не по-человечески это.

читать также:

Полина Ехилевская

Полина Ехилевская

В Израиле три года. Всю жизнь работала с детьми, что продолжаю делать и здесь. Преподаю в школе. Счастливая мать двоих замечательных сыновей.