Казино. Призрак великолепия

В 1932 году комитет по развитию хайфского района Бат-Галим решил открыть казино. Нет, нет, нет, не подумайте чего плохого, речь вовсе не шла о месте с рулеткой, фишками, алкоголем, игровыми автоматами, дамами в вечерних платьях, шлюхами и Блек Джеком. Совсем нет. Азартные игры в Стране вне закона. Это был жестокий и беспощадный ответ евреев хайфского приморского квартала на открытое в 1922 году у берега моря в Тель-Авиве кафе «Казино Галей Авив». То, которое блистало как раз в том месте, где край улицы Алленби упирается в море сквозь площадь, на которой стоит сегодняшняя башня Оперы.

Так началась битва не на жизнь, а на смерть «Казино Галей Авив» vs. «Казино Бат Галим», довольно скоро закончившаяся победой последнего, да и то только потому, что тель-авивский аналог закрылся в 1936-ом, а хайфский строить начали только в 1934-ом.

Конкурс на строительство выиграла компания «Бонштейн, Тайхер и К°», возглавляемая Песахом Бонштейном, одним из первых жителей Бат-Галима и уроженцем Зихрон Якова. Его компаньоны — Тайхер и скрывавшийся за К° Давид Бигер — из партнёрства выпали достаточно скоро. И остался Бонштейн с «Казино» один на один.

Проект поручили архитектору Альфреду Гольдербергу, и стало здание «Казино» частью комплекса, включавшего в себя ещё и бассейн олимпийских размеров, и оборудованный пляж, и это вам не какое-нибудь тель-авивское кафе на берегу.

Само здание поражало великолепием. Ну только вообразите себе колонны, вырастающие из моря, часть пола из стекла, через которые вы видите волны, разбивающиеся о берег. В середине здания зал для танцев и торжеств, на втором этаже, своеобразном балконе, вокруг зала сидят посетители ресторана, на третьем этаже, то есть на крыше, площадка для торжеств под отрытым небом, а в самом низу – гардероб для посетителей ресторана. В полукруглом фасаде была сцена, а на ней выступали артисты, местные и из-за границы. Да чего уж там, сама Джозефин Бейкер однажды там дала концерт.

Казино быстро превратилось в любимое место времяпрепровождения верхушки хайфской мандаторной администрации, британских офицеров и еврейских подпольщиков, за верхушкой и офицерами следящих.

Управлял Казино Реувен Бонштейн, сын Песаха, а его брат Нахум командовал Олимпийским бассейном, в котором устраивались заплывы, начиная со второй Маккабиады, устанавливались рекорды и награждались чемпионы. Правда, все эти рекорды не признаются сегодня международной федерацией плавания, так как в бассейне была морская вода, но в конце-то концов где бы у нас нашлось столько пресной, особенно возле моря.

И так просуществовало Казино вплоть до нашей с вами Независимости. Через несколько лет после её провозглашения сдали Бонштейны комплекс в аренду семейству Лакс, которые превратили «Казино» в кинотеатр и зал торжеств, и, как часто это бывает, стал наш комплекс чахнуть. Хозяева требовали, чтобы арендаторы здание отремонтировали, те сопротивлялись, а в 1961 году «Маарив» кричал, что хайфское «Казино» ждёт спасителя, но увы…

Так оно и перешло к земельному управлению, и в начале 90-х купил его предприниматель Сэм Шитрит, собиравшийся перестроить его в зал торжеств и торжественно клявшийся, что здание сохранит. Но мало ли кто кому чего обещал. Так и наш герой начал с того, что здание снёс. Естественно, это не прошло незамеченным, и его заставили строить заново. Вот только всё, что успел наш горе-обманщик, это соорудить из бетона скелет, напоминающий оригинал, и на этом обанкротился.

В 2011 году появилась надежда, что разваливающий остов «Казино» перестанет быть пристанищем летучих мышей и бездомных. Здание купил Гил Данкнер, владелец компании Dor Chemicals Group. По информации СМИ, Данкнер заплатил за здание 15-20 млн.шекелей. Он хочет превратить заброшенный остов в бутик-отель по франшизе Fattal Hotel Management LTD. Хайфский комитет по строительству и планированию даже выдал разрешение на реконструкцию здания по программе ТАМА 38. Однако у этой идеи появились противники, которые утверждают, что нынешнее здание «Казино» не попадает под критерии программы, поскольку является новоделом, возведенным на месте старого здания. Дело оказалось в суде. Гил Данкнер суд этот проиграл, и пока непонятно, что же все-таки будет с «Казино». Судя по всему, реконструкция здания без участия в ТАМА 38 не входила в планы Данкнера.

Вот и стоит «Казино» немым укором на берегу синего моря за забором. Уж сколько раз обещали хайфовчанам, что будет в нём отель или ещё чего, но воз, как мы видим, и ныне там.
Кстати, со стороны оборудованного пляжа всё ещё можно видеть остатки бассейна, ставшего когда-то городской легендой.